Skip to content

Синий чепчик ( 1 фото )

Синий чепчик ( 1 фото )
Это рассказывала одна старушка в Царском селе. Когда фашисты ворвались в город, жителей согнали в подвал Лицея — тех, кого схватили. Там были женщины, старики, дети. Мужчин не было почти, все воевали. В Екатерининском парке есть памятник скромный — здесь держали последнюю оборону те, кого не взяли на фронт. Милиционеры, учителя, я не знаю, кто ещё, — практически безоружные и без боеприпасов, они просто стояли насмерть — и все. Защищали город. Все погибли.

А в подвалах стали искать евреев среди жителей и выволакивать их. Ходил такой фашист с палочкой; видите ли, старушка тогда была девочкой. Поэтому она говорила так: с палочкой. Может, это трость была или стек. И этот фашист белыми глазами рассматривал лица в свете фонаря. И говорил: «юда!». Тогда другие фашисты хватали и волокли куда-то человека. Стоял плач и крик, но потом раздались выстрелы — все замолчали. Стало тихо.

А эта девочка-подросток успела выхватить ребёнка в синеньком чепчике у женщины-еврейки, когда ее поволокли. Как-то исхитрилась и взяла этого младенца. Мать ей отдала — она все понимала.

И эта девочка сидела с младенцем в руках, тряслась от ужаса. И пришёл этот фашист с палочкой. Он пристально смотрел на девочку и на младенца. А потом указал на ребёнка палочкой и пролаял: «юда!». Он как-то догадался. Как-то узнал.

И девочку оттолкнули, отобрали ребёнка и утащили его. Он плакал. А она ничего не могла сделать, совсем ничего.

Потом людей выпустили, все разошлись, подавленные и потрясённые. И девочка ушла; мама ее чуть не сошла с ума, она думала, что все, убили ее.

А на следующий день девочка снова пришла к Лицею — это опасно было. Но она пришла. Она сама не знала, зачем, но, может, надеялась, — я не знаю. Рассказы очевидцев и участников не всегда такие стройные и понятные. Девочка пришла, а на земле лежит синий чепчик. И все. Все, что осталось.

Она взяла чепчик. И он с ней был всю войну.

И я почему-то этот рассказ очень запомнила. Мои дедушки бились за Ленинград. Прадед тоже воевал. А другой прадед умер от голода.

Но вся война — это синий чепчик на земле у Лицея. И поэтому нет прощения и оправдания. Не синий платочек душу рвёт сильнее, а младенческая синяя шапочка. И больше добавлять ничего не буду.

Анна Валентиновна Кирьянова

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках
Опубликован в рубрикуИнтересное

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий